Вход
17 Фев. 2016 р., 12:00 2492

Агахова: «Ахметов не давал мне уйти не потому, что хотел навредить»

Джулиус Агахова

Сегодня открывается наш сайт о донецком Шахтере, и открываем мы его интервью с бывшим игроком «горняков» Джулиусом Агаховой.

Джулиус Агахова играл за Шахтер в 2000-2007 г.г., а потом, поиграв немного в Англии и Турции, снова вернулся в свой «второй дом» в 2009-ом году. Денис Дроздовский пообщался с Джулиусом о его недавнем дне рождения, прекрасной карьере футболиста и о состоянии дел в его бизнесе на сегодняшний день.

 

«В детстве меня наказывали каждый день за то, что я постоянно играю в футбол, но я продолжал играть» 

 

— Несколько дней назад у вас был день рождения. Кто-то из Шахтера поздравил? 

Нет, из Шахтера меня никто не поздравлял. 

— Я знаю, что вы общались с Шевчуком. Он не звонил? 

Нет, он мне не звонил. 

— Как праздновали дни рождения, когда играли в футбол? 

В основном, мои дни рождения попадали на то время, когда я находился в команде, на базе, поэтому они особо не праздновались. Я не люблю громко праздновать дни рождения – не такой я человек. 

— В Шахтер вы переходили в совсем юном возрасте. Семья не волновалась? 

Волновалась. Но она видела мою любовь к футболу еще со школьных лет, и была готова к тому, что настанет момент, когда я уеду. Очень сильно волновалась мама – я делал все, чтобы убедить ее в том, что все будет нормально. 

— Говорят, когда вы переходили в Шахтер, то и писать-то толком не умели. Это правда? 

(смеется) Как бы я тогда подписывал контракт, если бы не мог его, например, прочитать? Я хорошо учился в школе, так что с этим проблем не было. 

— Многие африканские футболисты рассказывают ужасные истории о своем детстве. У вас такие истории есть? 

Нет, у меня было хорошее детство. Я постоянно играл в футбол, но родители ругали – если бы я получил травму, у них бы не было денег, чтобы оплатить мне лечение в больнице. Меня наказывали каждый день, но я продолжал играть. 

— Что больше всего поразило в Украине? 

Наверное, сама жизнь здесь. Это был новый опыт для меня, и он был захватывающим. Я видел снег, было холодно. Вот это и поразило.

— Однажды появилось ваше интервью, в котором вы якобы жаловались на расизм в Украине. Потом вы опровергли, что говорили такое, но, тем не менее: приходилось сталкиваться с расизмом в нашей стране? 

Я об этом не думал. Это – то, что происходит везде, не только в Украине или в восточной Европе. Я же сталкивался с этим один-два раза. Но я не думал о таких вещах – мне не интересно, что люди думают обо мне – моей задачей было играть в футбол. 

— В команду вы часто приезжали с опозданиями, за что были штрафованы. Какую сумму максимально доводилось платить? 

Самую большую сумму штрафа я не вспомню. Когда было свободное время – я летел домой, чтобы увидеться с семьей, а свободного времени было очень мало – хотелось остаться с ней подольше. Так что бывало, я действительно приезжал позже, чем должен был. 

— Бытовало мнение, что вы опаздывали, потому что не хотели возвращаться в Украину. Это близко к правде? 

Нет-нет. Даже если я хотел остаться дома подольше – у меня есть контракт, который обязывает меня возвращаться. Так что это неправда. 

— Как-то вы сказали, что жили в одном номере с Лаштувкой, но вы не друзья. В Шахтере у вас не появилось близкого друга, поэтому приходилось жить, с кем поселят? 

Почему – у меня было много друзей в Шахтере. Но есть более близкие друзья – для этого, возможно, необходимо, чтобы вы были, например, из одной страны – вы говорите на одном языке, просто лучше понимаете друг друга, вы ближе друг к другу. Если в команде есть такие люди – отлично, если нет – у меня никогда не было проблем с кем-либо по поводу разделения комнаты. 

 

«С Ахметовым я не могу говорить напрямую – мешают языковые барьеры»

 

Джулиус Агахова

Джулиус Агахова, фото ФК Шахтер

 

— Вы говорили, что Ахметов для вас как отец. У вас даже в Инстаграме есть его фото. Сейчас поддерживаете с ним связь? 

Нет, сейчас не поддерживаю. Но я контактирую с клубным менеджментом. С Ахметовым я не могу говорить напрямую – мешают те же языковые барьеры. 

— Неужели вы совсем не злитесь на то, что он не отпустил вас в европейский клуб на пике формы? 

Я не могу злиться на него, в том смысле, что не всегда ты можешь пойти в ту команду, в которую хочешь. Так и в жизни – не всегда получаешь то, чего хочется. В Шахтер я приехал очень молодым, я хотел играть и улучшать свою игру. Через несколько лет я захотел двигаться дальше, но уйти мне не давали. Я понимал это, потому что он не хотел моего ухода не чтобы как-то навредить мне – он хотел, чтобы я остался в этой команде. Он преследовал интересы своей команды. Никаких сожалений по этому поводу у меня нет. 

— Со временем вы все же перебрались в АПЛ – в Уиган, но, как сами говорили, хотели остаться в Шахтере. Считаете, это нормально, когда тебя даже не спрашивают о твоем желании? 

Это важно, конечно. Сначала клуб захотел, чтобы я остался. Через несколько лет после этого клуб уже захотел, чтобы я ушел. Я тогда только восстановился после травмы и хотел вернуться в команду. Ранее я не мог бы предположить, что такое может случиться. 

— В Англии за 20 матчей вы не забили ни гола. Как вам кажется, почему так произошло? 

Вы ошибаетесь, говоря про 20 матчей. Если ты выходишь на поле на пять или семь минут, это нельзя считать за игру. Со старта я сыграл всего несколько матчей. Если люди играют 90 минут и не могут забить, а ты играешь по пять минут – это разные вещи, конечно. 

— Как-то вас попросили составить сборную из бывших партнеров. Когда спросили, почему вы туда не включили Антонио Валенсию, вы резко отреагировали, сказав: «Это моя сборная. Нет и нет». У вас с Антонио был какой-то конфликт? 

Нет, с ним у меня конфликтов никогда не было. Мы были очень близкими друзьями в то время. Что касается команды – это ведь твоя команда, все в нее войти не могут. 

— После АПЛ вы попали в Турцию. Каково менять лучшую лигу мира на чемпионат, не входящий даже в топ-5 в Европе? 

Если ты находишься в клубе, и не чувствуешь связь с людьми в нем, тебе не нравится стиль игры – ты должен уезжать. Я не собирался сидеть там. Я почувствовал потенциал в турецкой лиге и поехал туда. 

— Где атмосфера на стадионах круче? 

Это зависит от клуба. Если ты играешь за маленький клуб, то у него и посещаемость меньше. Если ты играешь за большой клуб – каждый матч тебя ждет полный стадион. 

— Второй раз вас приглашали в Шахтер, не рассматривая на роль основного игрока. Вы знали об этом при переходе? 

Нет. Тем не менее, меня позвали в команду с хорошими футболистами, которая играла в Лиге Чемпионов. Мой контракт с Кайсериспором был рассчитан на три года и, тем не менее, я решил уехать. Ахметов убедил меня перейти, так что мне пришлось расторгнуть контракт с турецким клубом. В первой же игре, когда меня выпустили на поле, я забил, но со следующей игры я уже сидел на скамейке. 

— Не считаете тот трансфер ошибкой? 

Я ни что из того, что происходит в жизни, не рассматриваю как ошибку. У меня нет сожаления по поводу того выбора. 

— Вам не казалось, что вы не относитесь к типу форвардов, которых предпочитает Луческу? 

Если бы я не нравился Луческу, меня бы не пригласили в клуб. 

 

«Не думаю, что я бы вернулся. У меня сейчас есть достаточно преимуществ, которых я не имел, когда был игроком»

 

Джулиус Агахова

Джулиус Агахова, фото ФК Шахтер

 

— Как дела с вашим бизнесом? 

Благодаря Богу – да, он успешен. 

— Когда вы только приехали первый раз в Шахтер, многие удивились вашему яркому стилю. Ребята в команде шутили над этим? 

Конечно, шутили, ведь они до того не видели подобного внешнего вида. 

— Кто из игроков Шахтера был самым стильным? 

У каждого был свой стиль. Каждый по-своему стильный, но кому-то другому, допустим, этот стиль может не нравиться, поэтому тяжело ответить на этот вопрос. 

— Когда вы играли в футбол, вы получали хорошие деньги. Бизнесом реально заработать хотя бы столько же? 

Главное – делать то, что тебе нравится делать. Для меня также важна свобода по жизни. Я занимаюсь бизнесом не из-за денег, а из-за того, что мне нравится им заниматься. 

— Каково в принципе после тяжелого детства начать зарабатывать огромные деньги? 

Вы не знаете, сколько я зарабатывал, и были ли это большие деньги для меня. Люди думают, что футболисты играют в футбол только за деньги. Я же занимался тем, что мне нравилось.

— Адебайор как-то написал целый текст о том, что его семье от него нужны только деньги. Вы с подобными проблемами не сталкивались? 

Нет, в моей семье никогда не было подобных проблем. 

— Футбол в Нигерии – единственный способ прилично заработать? 

(смеется) Нет, не единственный. В Нигерии проживает 70 млн человек, вы думаете, что все они играют в футбол? Люди занимаются разными вещами и зарабатывают хорошие деньги. В Нигерии футбол – это только спорт. 

— Насколько я понимаю, пока вам комфортно в роли бизнесмена. Возвращение в футбол возможно? 

Не думаю, что я бы вернулся. У меня сейчас есть достаточно преимуществ, которых я не имел, когда был игроком. Я провожу больше времени со своей семьей, я меньше подвержен стрессам. Когда я играл, многие пытались создавать стресс, расстроить меня, заставить делать то, что я не хотел делать. Это делает футбол достаточно трудным. Сейчас я не хочу в него возвращаться – я счастлив со своей семьей и с тем, что я делаю. 

Денис Дроздовский, специально для Shakhtar.info

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Опрос

Как решить проблему правого фланга защиты, где есть Срна и Бутко?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...