Вход
21 Апр. 2016 р., 10:11 0

Дуляй: «Лотар Маттеус говорил: «Игор, самый опасный футболист соперника – твой»

Игор Дуляй

Денис Дроздовский встретился с легендой Шахтера, а ныне тренером молодежного состава горняков Игором Дуляем.

Shakhtar.info представляет интервью с Игором Дуляем. Внутри истории — об играх против Зидана и Роналду, джентльменском поступке Роберто Карлоса, несостоявшихся переходах и о многом другом.

«Главным стать не боюсь, но никуда не спешу»

— Сейчас вы один из тренеров молодежной команды Шахтера. Вы сразу сказали, что главное для вас – дисциплина. Часто бывает, что игроки чересчур расслабляются, поэтому приходится их встряхивать?

— Что такое дисциплина? Прежде всего, это уважение правил. Это касается не только футболистов, но и тренеров и других людей, которые находятся рядом с командой. Если мы расслабляемся, футболист это чувствует, и у него тоже начинается спад.

— К нарушению дисциплины можно отнести и инцидент «Звони Ринату»…

— Я не буду комментировать тот случай. Мы же не можем следить за ребятами 24 часа в сутки. Каждый футболист сам должен понимать, что значит быть футболистом Шахтера как на поле, так и вне его. В футболке клуба или без, ты всегда представляешь свой клуб. Оправданий тому поступку, конечно, нет.

— Вы много раз вспоминали, как Лотар Маттеус относился к дисциплине – мол, делайте, что хотите, но на тренировки вы должны приезжать первыми. Я так понимаю, вы используете совершенно иной подход?

— Вы говорите: «Можно делать, все, что хотите»… Есть люди, которые сами в состоянии себя контролировать. Даже во время отпуска они самостоятельно тренируются, следят за питанием. Именно такие люди хотят добиться чего-то в жизни. Один простой пример: теннисист Новак Джокович. Он выиграл все, что только возможно. Но он все равно тщательно следит за тем, что он кушает, потому что человек поставил себе цель стать лучшим в истории тенниса.

Лотар всегда говорил, что личная жизнь – это дело каждого, но клуб позорить не надо. И все ребята прекрасно это понимали. Конечно, человек не должен быть роботом, но всегда надо чувствовать грань.

— Вы много лет проработали с Луческу. Чему у него научились?

— Прежде всего тому, что всегда надо верить в себя и в свой стиль игры. Кроме того, Мистер всегда тщательно изучает соперников и старается использовать их слабости.

— Вам также довелось поработать с Олегом Кононовым. Что у него почерпнули?

— Европейский подход, развитие футбольного мышления у футболистов. Кононов никогда не кричит. Когда он говорит, все футболисты чувствуют, что он верит в свои слова и в то, что делает.

— Вы говорили, что пока не готовы стать главным тренером. Чего вам пока не хватает?

— Я не боюсь стать главным, но никуда не спешу. Я рад, что у меня появилась возможность поработать с Мигелем Кардосо, потому что этот человек очень долго в футболе и отлично в нем разбирается. У него всегда можно научиться чему-то новенькому. Я не тороплюсь: спокойно, шаг за шагом. Сначала надо набраться опыта, а потом посмотрим. Каждый человек, который занимается этой работой, хочет стать главным тренером.

«Перед переходом в Шахтер звали в Ювентус, Порту, Монако»

— Давайте поговорим о вашей карьере футболиста. Вы переходили в Шахтер, когда вам было уже 24. Как правило, из чемпионата Сербии уезжают раньше. Не думаете, что пересидели?

— Я очень рад, что играл столько лет в Партизане, хоть и были разные предложения. Самое громкое предложение было, когда мне в 20 лет предлагали перейти в Ювентус. Уже было все готово – оставалось только подписать контракт, но что-то произошло, и я остался в Сербии.

— Какие еще были варианты, кроме Ювентуса?

— В прошлом году узнал, что было предложение от Порту, точно меня хотело купить Монако. Я это слышал от бывших футболистов этих команд, но я, конечно, никогда не видел никаких официальных бумаг. Несколько предложений было точно.

— Когда вы переходили в Шахтер, здесь уже играл ваш бывший одноклубник Звонимир Вукич…

— (перебивая) Вукич, Срна, Плетикоса, Йованович. Конечно, это оказало огромное влияние на мой переход. Мне стало намного легче, когда я узнал, что они здесь. Еще до предложения Шахтера, Вукич звонил и говорил, что мной интересуются. Я сказал, чтобы обращались в клуб. Представители Шахтера приехали, договорились в течение пяти минут. Сразу взял паспорт и вылетел в Донецк. На следующий день медосмотр и подписание контракта.

— Легко было адаптироваться к Украине?

— Не было времени адаптироваться – сразу поехал на сборы и старался показать себя. Конечно, сначала было немного сложновато: новые люди, новая команда, новая культура, но я быстро приспособился.

— Уже в следующем сезоне после вашего перехода Шахтер начал активно осваивать бразильский рынок: тогда приехали Матузалем, Элано, Жадсон, Иван, Батиста. Говорят, бразильцы – чудные ребята. Замечали что-то такое за ними?

— Ну, как чудные. Они общались между собой, мы, югославы, между собой, и украинцы общались друг с другом. Да, на поле мы говорили на одном языке, но за его пределами в общении были сложности: они по-русски почти не говорят, мы на португальском еще хуже.

— Почему бразильцы не учат язык?

— Может быть, им сложно. Но лично в моем контракте был пункт, что мне за полгода нужно выучить язык – я ходил на уроки три раза в неделю. Конечно, мне намного проще, потому что он чуть-чуть похож на мой родной. В любом случае, насильно язык выучить никого не заставишь. Если даже ты дашь ему преподавателя, а он не хочет, ничего не получится. Но было бы правильно уважать язык и традицию страны, в которую приезжаешь играть.

— Кто-то из бразильцев выучил русский?

— Жадсон, Брандао, Фернандиньо понимали, но они не говорили. Может, стеснялись.

— Три самых сильных партнера по команде? Уверен, Дарио Срну назовете первым.

— Конечно. Второй – Матузалем. И могу добавить еще два футболиста: это Жадсон и Виллиан.

— Почему именно они?

— Можем начать с Дарио, который до сих пор играет на высоком уровне и показывает, что он лидер команды. Только посмотрите, сколько игр он сыграл. Матузалем, хоть и провел в Шахтере всего полтора года, без адаптации показал, что он отличный футболист. На Жадсона вообще, кто бы ни посмотрел, говорил, что он не похож на футболиста, но он доказал, что не надо оценивать людей по внешнему виду. Виллиан, хоть и адаптировался полтора года, в итоге показал, насколько он сильный футболист.

— С кем сейчас общаетесь из бывших партнеров?

— С Дарио Срной, Шевчуком, Пятовым, Кучером, отличные отношения с Мариушом Левандовски – с ним вместе учимся в тренерской школе в Киеве. Уверен, если я встречу любого футболиста, с которым мы когда-то играли, мы с ним поздороваемся и вспомним те времена, когда выходили на одно поле.

«Закрыл Зидана, ни разу не нарушив правила. Такого футболиста даже жалко бить по ногам»

— Вас всегда считали образцом дисциплины и самоотдачи. Вспомните случай, когда даже вашего упорства не хватило, чтобы удержать противника?

— Даже не вспомню. Лотар Маттеус мне всегда говорил: «Игор, самый опасный футболист соперника – твой». Помню, как в сборной тренер спросил у меня, смогу ли выйти на правый фланг защиты против Криштиану Роналду. Говорю: «Если вы скажете, нет проблем – я не боюсь». Я вышел и сделал свою работу. Я рад, что люди до сих пор помнят, как я играл против Роналду и Зидана.

— Что помогло сдержать этих великих футболистов?

— Если ты выходишь на поле со страхом проиграть, лучше не выходить вообще. К тому же, надо знать слабые стороны соперника и его манеру игры. Если он быстрее тебя, всегда надо думать, какую ногу ему закрыть, когда стать поближе, когда наоборот дальше.

Мне было очень приятно, когда Зидан дал интервью, где сказал, что против него никто никогда так чисто не играл. Я тогда ни разу не нарушил правила. Такого футболиста в принципе жалко бить по ногам – он мастер в своем деле. Жалко, что сейчас мало таких джентльменов, как Зидан. Великий футболист должен быть великим человеком.

Я всегда просил футболки после матчей для своего брата. Как-то мы проиграли Реал Мадриду 1:0. Мне было неудобно ходить за ними и просить: «Дай футболку». Помню, Роберто Карлос увидел, что у меня нет футболки. Подошел ко мне, взял мою футболку, пошел в раздевалку, взял футболку своего одноклубника (не помню точно, чью именно) и отдал мне. Так поступают только великие люди.

— Каждая вторая новость о вас в стиле «Дуляю зашили голову». Не считали, сколько раз разбивали голову?

— Считал. (Показывая шрамы на голове) Получается, пять в Шахтере и один раз в Севастополе. Но я всегда говорил, что лучше повредить голову, чем ноги.

— Я так понимаю, для вас это никогда не было особой проблемой?

— Нет-нет. Разве что, когда играли с Динамо, получил сотрясение мозга – было чуть-чуть неприятно, потому что мог лететь в Донецк только на следующий день после игры. Но даже та травма быстро прошла. Это футбол – никто не хотел специально нанести повреждение. Слава Богу, закончил карьеру без серьезных травм.

«Счастлив, что знаю Ахметова»

— Вы говорили, что никогда не читали контракты. Главное – человек, который сидит перед вами, которому вы доверяете. Доверчивость с вами никогда не играла злую шутку?

— В Партизане подписывал контракт – не читал, в Шахтере три раза подписывал – не читал, в Севастополе дважды – тоже не читал. Если кто-то смотрит мне в глаза и жмет руку, мне большего не надо.

— Так вы никогда не страдали из-за этого?

— Может быть, мог бы заработать больше, но я играл в футбол не ради денег. Конечно, надо было помогать своей семье – это тоже важный момент, но я не считаю, что, если у тебя лучшие условия, ты будешь лучше играть. И когда ты надеваешь футболку клуба, у тебя нет времени думать о деньгах – ты выходишь и играешь.

— Сейчас в Украине как раз многие говорят о деньгах, и в частности о задержках зарплаты…

— Конечно, если с футболистом подписан контракт, он должен выполняться. У нас же нет бизнеса, другой профессии – все живут только от этого. Да, люди смотрят, что футболисты ездят на хороших машинах и тому подобное, но надо понимать, что, когда игроки заканчивают карьеру, у них нет никаких доходов. К тому же, 99% спортсменов помогают своей семье, товарищам, занимаются благотворительностью.

Но всегда надо знать меру и быть хоть немного скромнее. Если у тебя есть пять комнат, ты все равно можешь спать только в одной. Хотя я сейчас уже начинаю читать лекцию, будто мне 60 лет. Просто я понимаю, какая была ситуация в Сербии, какая сейчас в Украине…

— Часто могли поговорить с Ахметовым, когда играли в Шахтере?

— Нет, нечасто. Но я всегда был очень рад, когда он мне звонил. Я в Украине уже 12 лет, и президент всегда звонил, чтобы поздравить с днем рождения. Я счастлив, что знаю такого человека. Могу сказать, что таких людей я больше не встречал. Люди могут подумать, что я так говорю, потому что он дает мне хорошие условия, но извините: даже при тех проблемах в стране, он всегда думает о команде. К сожалению, таких людей очень мало.

— Раньше он часто проводил встречи с командой?

— Нечасто, но он всегда находил время, чтобы провести время с командой, если мы праздновали какое-то достижение.

— В последнее время он не появляется в клубе?

— Насколько я знаю, нет, но я хочу верить, что мы скоро увидим его на Донбасс Арене. Если он будет там, с ним будет и наша команда. Тогда будет все хорошо.

Денис Дроздовский, Shakhtar.info

Добавить комментарий

Войти с помощью: