Вход
09 Июн. 2017 р., 21:21 2744

Сергей Палкин: «Вы можете повесить хоть 2 звезды, но если вы не показываете привлекательный, атакующий, победоносный футбол, то все эти звездочки болельщикам не нужны»

Сергей Палкин

Генеральный директор ФК Шахтер дал большое интервью, где рассказал о прошедшем чемпионате, трансферных и турнирных планах.

— Шахтер вернул себе титул после двухлетнего перерыва и фактически стал первым клубом, который оформил чемпионство своей страны, не сыграв ни одного матча в родных стенах. Что из этого вам дарит сегодня больше эмоций?

— То, что мы оформили чемпионство своей страны не сыграв ни одного матча в родных стенах не может приносить радость. Это больше беда, от которой не получаешь позитивных эмоций. Это дополнительные, в некоторых моментах — непреодолимые трудности, через которые нужно было пройти, чтобы достичь результата. Думаю, эмоции были бы намного сильнее, если бы мы сделали то же, только в Донецке. Эти трудности больше психологического характера. Когда вы все время играете на выезде, постоянно в перелетах, сталкиваетесь с разными житейскими неурядицами, связанными с перемещениями и проживанием, это отдаляет от цели. С точки зрения наших сегодняшних реалий, в которых находится клуб, для нас этот дубль приобретает большую ценность.

— Не было ли это дополнительным стимулом: доказать всем, в том числе себе, что Шахтер может стать чемпионом, даже не играя на Донбасс Арене?

— Конечно, стимул такой имелся. Но когда вы находитесь в такой ситуации год, два…В какой-то степени ты уже перестаешь обращать внимание на окружающие тебя трудности – начинаешь адаптироваться к ситуации, идешь с этими сложностями по жизни и пытаешься их как-то решить. Почему мы переехали в Харьков и стали играть там? Потому что понимаем, что там наших болельщиков намного больше. То есть мы пытались хоть как-то решить проблему нехватки нашего дома посредством переезда ближе к Донецку. В Харьковской области на сегодняшний день проживает большее число людей из Донбасса. Многие даже приезжают на матчи в Харьков из самого Донецка. Это небольшое число, но, я думаю, на ключевых матчах таких людей немало.

— По горячим следам журналисты задали вам вопрос насчет звездочки на логотипе. Вы сказали, что это в большей мере маркетинговый ход, и клуб будет думать над этим. Но это наверняка и признак статуса? Звездочка дает возможность людям, в меньшей мере знающим наш футбол, понять, что клуб титулованный.

— Я уверен, что главное не внешние атрибуты. Вы можете повесить хоть 2 звезды, но если вы не показываете привлекательный, атакующий, победоносный футбол, то все эти звездочки болельщикам не нужны. Болельщикам нужны победы. А за каждой победой стоят футболисты и тренеры. Вот их мы и награждаем звездами, которые находятся на «Аллее Славы» на Донбасс Арене. И я уверен, что количество этих звезд будет только расти.

О ПАУЛУ ФОНСЕКЕ

— В футболе ничего сложнее нет, чем найти своего тренера…

— Хороший тренер – это, по большому счету, 50-60 процентов успеха. От самого наставника зависит очень многое.

— Особенно учитывая данную ситуацию Шахтера, ведь на протяжении 12 лет командой руководил Мирча Луческу, под которого была заточена вся деятельность клуба. И после него приходит Паулу Фонсека – молодой тренер, с относительно небольшим по сравнению с предшественником опытом, не титулованный. Знаю, что в глубоких футбольных кругах по этому выбору было много скепсиса. Вы, когда общались с португальцем, принимали решение по назначению, ставили перед ним задачи мгновенных триумфов или готовы были ждать?

— Паулу прекрасно понимал что у нас самые амбициозные задачи: выиграть все титулы на внутренней арене и показывать содержательный и результативный футбол в европейских турнирах. Что касается «ждать», то это можно делать в клубе-середняке, а Шахтер является лучшим клубом Восточной Европы, где собраны сильнейшие игроки. Поэтому Клубу нужно не ожидание, а результат. Понятное дело, что перед тем как принимать решение брать португальского тренера или нет, мы провели много анализа. Говорили и с многими футболистами, играющими в других европейских клубах, поскольку нам важно было понять, какова при нем атмосфера в команде и внутренняя кухня. Ведь внешне все просто: включил телевизор и смотришь, в какой футбол он играет, как управляет процессами, какие замены делает, какую схему использует и так далее. А вот важно, что там внутри.

— Если честно, много кандидатов было?

— Три.

— Не буду спрашивать кто именно, ведь это неэтично по отношению к тренеру и клубу…

— Как жизнь показала, мы приняли единственно правильное решение, ведь уже знаем, что произошло с другими двумя кандидатами…

— Эти два претендента сами выходили на вас через агентов?

— Нет, конечно, мы сами делали поиск и выбор.

— Чем больше всего поразил Паулу Фонсека за этот год работы?

— Главное, чем он нас поразил, так это то, что выиграл чемпионат и Кубок Украины. Это главные задачи. А вот то, что помогло достичь эту цель можно разбить на несколько составляющих:

Во-первых, на сегодняшний день в команде очень хороший микроклимат. А знаете, как лучше всего определить хороший он или нет? Это когда игроки, которые сидят на скамейке запасных, и те, кто не попал вообще в заявку, радуются за тех, кто играет на поле, радуются за победы команды. Когда это достигается, мы понимаем, что все мотивированы на одну задачу. Это главный показатель того, как главный тренер формирует внутреннюю атмосферу в коллективе;

Во-вторых, наша команда стала больше контролировать мяч, появились очень жесткая дисциплина в оборонительных действиях команды;

И в-третьих, тренерский штаб принял тот повседневный быт, в котором живет и тренируется команда, а это одно тренировочное поле без подогрева и постоянные перелеты. Но Пауло с его тренерским штабом выжал максимум из данной ситуации и никогда не сетовал, что условия не уровня команды Лиги Чемпионов.

— С другой стороны есть вылет из Лиги чемпионов от Янг Бойз и поражение Сельте в Лиге Европы, которые породили много сомнений… По сути, Паулу Фонсека проиграл два своих самых важных матча в сезоне.

— В любом случае каждый последующий матч был бы самым важным. Потому что, пройдя Сельту, был бы самым важным поединок со следующей командой. Это тема с подвохом. Если брать встречу с Янг Бойз, то там самый большой вопрос заключался в том, что Фонсека пытался играть по своей схеме 4-4-2, которую наигрывал на сборах. К сожалению, наши ребята за такой короткий срок не смогли к ней адаптироваться. Мне кажется, это то, что послужило главной проблемой. По поводу Сельты. Там ситуация совсем другая. Опять же, не поставь пенальти судья – мы бы прошли испанский клуб.

— То есть это был своего рода несчастный случай…

— Наверное, это тот случай, когда в одном матче сходится все самое плохое. При этом надо признать, что на выезде мы играли на порядок лучше. Не говорю, что в домашней встрече мы были на высоте по сравнению с первым поединком. Но если бы арбитры были повнимательнее, то все было бы нормально. Уверен, до финала мы бы дошли. Знаете, порой нужно сделать свои ошибки, чтобы их исправить и в будущем не повторять.

— А Фонсека понял все произошедшее? Вы ведь с ним постоянно беседуете.

— Естественно, я с ним регулярно общаюсь. Но вопрос в следующем: понимаете, порой даже когда он выигрывает, ты понимаешь, что он не удовлетворен. То есть то, что Паулу хотел, у него не получилось. А порой он может проиграть, но у него хорошее настроение. Говорит: да, мы проиграли, но я добился от ребят того, чего хотел. Поэтому я уверен Фонсека также сделал правильные выводы. Может быть лучше оступиться где-то в Лиге Европы, но потом в Лиге чемпионов показать себя во всеоружии. Я надеюсь на это.

О КОМАНДЕ И ТРАНСФЕРАХ

— Насколько вы довольны составом команды на данный момент? Насколько она сильна для удачного выступления в Лиге чемпионов?

— На сегодня мы фактически полностью укомплектованы. С точки зрения подбора мы очень сильны. Также и с учетом того, что продлили контракт с Тайсоном, другими футболистами. С точки зрения подбора игроков мы считаем, что сегодня у нас достаточно сильный состав.

— Что в последние годы выделяет Шахтер среди всех и делает его номером один, так это система наследственности. Клуб продает футболиста, но на его позицию уже есть готовый, адаптированный и высококачественный игрок. Фред, Тайсон, Марлос и Бернард пришли на места Виллиана, Косты, Тейшейры и Фернандиньо. Кто сейчас под этими исполнителями?

— Давайте пройдемся по позициям. Кроме Пятова у нас есть Шевченко. Ему не хватает игровой практики, но он тоже футболист национальной сборной высокого уровня. Справа Срна, но также есть Бутко. В центре Кривцов, Ордец и Ракицкий, но есть и ребята из Академии, которых будем постепенно привлекать к первой команде. Слева у нас Исмаили и Азеведо, однако за ними есть Матвиенко и Соболь. Фреду я вовсе не хочу рассматривать замену или альтернативу, потому что он сам молод. С другой стороны, есть очень перспективный Танковский. Сейчас я в основном называю украинцев. При этом вы должны понимать, что у кого-то может не получиться, и в этом случае алгоритм принятия решений будет другим. Но пока формула именно такова. Бернард, Тайсон и Марлос? Есть Зубков и Коваленко. Алана Патрика мы пытаемся смотреть на разных позициях. Слева кроме Бернарда есть Петряк, уровень которого мы хотим увидеть на сборах. В нападении есть Борячук. Нужно принять решение, как сделать так, чтобы он проводил как можно больше матчей. То есть, отвечая на ваш вопрос, речь в основном об украинцах. Но это не говорит о том, что мы ни за кем не следим. Просто сегодня трансферные решения нужно принимать аккуратно. Мы много говорили с тренером о том, сколько исполнителей должно быть в команде. Фонсека ответил: максимум – 22-23 полевых футболиста. Сегодня мы идем именно в этом ключе, поскольку у каждого тренера своя концепция. Для наставника важно уделять внимание каждому. Порой раньше у нас доходило до 26-28 футболистов, сейчас же мы этого не хотим. У всех должна быть игровая практика, все должны быть в тонусе. В команде нужен баланс. Хотя в будущем может сложиться определенная ситуация, когда нам придется выйти на трансферный рынок и купить какого-то футболиста. Клуб будет к этому готов.

— Вы назвали многих воспитанников Шахтера, которые будут конкурировать за место в составе. Значит ли это, что вы на сто процентов довольны работой Академии?

— Естественно довольны, так как фактически все эти ребята выпускники нашей Академии. Так я еще не называл тех, кто играет в других клубах Украинской ПЛ, а также в Европе. Трансферные права на Малиновского, например, выкупил Генк, хотя в его трансферной истории ему не свойственно было ранее платить такие деньги. А это уже говорит об уровне нашего футболиста.

— Все эти футболисты – уровень Лиги чемпионов?

— У них есть потенциал, который раскрывается только в матчах. Нужна только игра и уверенность в себе, понимание, что в тебя верят. Однако, когда есть Фред, а тебе нужно находить внутреннюю энергию и стимулы, показывать результат и быть наготове, это сложно. Зубкову сегодня сложно перекрыть Марлоса. Ребятам необходимо два года тренироваться с первой командой и полностью понимать, в какой футбол мы играем. У нас есть время подтянуть ребят. Все они талантливые! Сегодня нужно так выстроить тренировочный и игровой процесс, чтобы эти футболисты понюхали пороху и понимали, что главный тренер в них верит. У Фонсеки это, слава Богу, получается. Все ребята сегодня рады друг за друга, даже те, кто не попадает в заявку на отдельный матч. Паулу создал ауру, когда все счастливы и готовы ждать. К вопросу о преемственности. Почему мы отдали Нема? Это очень хороший игрок. Однако, Веллингтон был психологически не готов ждать, пока на поле Марлос. Поэтому была ситуация: либо мы потеряем Нема и он нам разрушит атмосферу в команде, либо нужно его отдавать. Мы продлили с ним контракт на четыре года и отдали в аренду, таким образом сохранив обстановку в команде. При этом футболист имеет игровую практику в Сан-Паулу и, по словам скаутов, выглядит очень хорошо. Мы понимаем, что решение было правильным. То же касается Алана Патрика. Сейчас мы приняли решение посмотреть его еще полгода. Здесь тоже вопрос психологии. Выдержит ли он быть пока на вторых ролях, ведь на данный момент получается только таким образом. Нужно уметь правильно балансировать командой.

— Алан Патрик будет в Шахтере следующие полгода, в период группового этапа Лиги чемпионов?

— Да. У нас контракт до конца 2018 года. Мне кажется, он не полностью реализовал потенциал. У него отличный пас, видение поля, великолепная техника. Мы приобрели Алана в 2011 году, но в Шахтере он был недолго. Алан фактически все время играл в Бразилии, где совсем другая интенсивность – там можно прочитать книгу, прежде чем отдашь кому-то пас. Поэтому, мне кажется, ему нужно немного больше времени чтобы проявить себя.

— Отходит ли постепенно Шахтер от системы, внедренной Луческу: украинская оборона и латиноамериканская атака?

— Наш тренер хочет, чтобы в линии обороны, среди центральных защитников был сильный лидер. Для него очень важны соответствующие качества. Фонсеке необходимо, чтобы этот человек очень жестко управлял всей оборонительной линией. Поэтому фактор иностранец футболист или нет, отходит на второй план. Однако, повторюсь, приоритет в этой позиции украинцам. Дальше посмотрим. Клуб подписал контракт с Хочолавой и возьмем его на сборы, после чего будем принимать решение.

— Могу поздравить вас с переподписанием контракта с Тайсоном. Не помню, когда игрока национальной сборной Бразилии клуб продлевал за полгода до окончания соглашения – это почти нереально…

— Спасибо. Для Клуба это было очень важно подписать Тайсона.

— Были слухи, что Тайсон и Марлос хотели уходить, не находя мотивации в клубе.

— Нет, честно говоря, никогда не было вопросов касательно того, счастливы ли они в Шахтере. Более того, они всегда говорили, что им очень хорошо в команде. Для бразильцев это очень важно. Когда они говорят, что счастливы, любые бытовые вопросы нивелируются. С этим не было проблем. Касательно того, что появлялись клубы из разных стран, включая китайские – все понимали, что осталось полгода контракта.

— Какова судьба футболиста, которого клуб хотел приобрести для подстраховки на случай ухода Тайсона? Вы будете продолжать переговорный процесс?

— Этот процесс находится в вялотекущем режиме. Футболист, которого мы рассматривали на эту позицию, очень талантливый и перспективный. Если бы он попал к нам в клуб, думаю, через год был бы не хуже Тайсона!

— Много принадлежащих Шахтеру футболистов на правах аренды выступают в других клубах. Если раньше у вас был только украинский вектор (Ильичевец, Заря, Черноморец), то сейчас очевидны изменения – многие играют в Европе. Видно, что клуб стремится отдавать футболистов в европейские чемпионаты: Караваев в Фенербахче, Тотовицкий и Болбат в Бельгии, Малиновского выкупил Генк. Это часть трансферной стратегии клуба, и она останется в дальнейшем?

— Она будет сохраняться, но есть один момент. Те, кто сейчас играет за рубежом, это наши ребята, но еще, если можно так сказать, первой волны. Мы против того, чтобы молодого парня из Академии или дубля, или того, кто тренировался с первой командой, отдавать сразу за границу. Футболистов нужно подводить к этому через чемпионат Украины. Они должны сначала попробовать себя здесь. И когда мы уже видим, что ребята реально готовы – тогда время делать следующий шаг на более высокий уровень. Такова сегодня наша концепция, и мы будем ее придерживаться. Когда мы видим, что ребята перерастают чемпионат, но пока не дотягивают до уровня Шахтера, нужно делать шаг за рубеж. Мы по максимуму стараемся, чтобы ребята пробовали свои силы в Европе.

— Насколько в этом важна имиджевая составляющая?

— Очень важна. Сегодня о том же Малиновском говорит вся Бельгия, Франция и Турция. Для нас важно, что в Европе понимают: Академия Шахтера воспитывает высокого уровня футболистов.

— Соболь летом перейдет в турецкий клуб?

— Пока рано об этом говорить. Нам необходимо провести переговоры с Зарей, которой предстоит выступать в еврокубках. Соболь неплохо и постоянно играет. Хотя интерес со стороны Турции огромный.

— Какова судьба Кучера?

— Клуб продлевать контракт с Кучером не будет. Насколько мне известно Александр намерен продолжить свою карьеру в Турецком чемпионате. Необходимо поблагодарить Александра, потому что он очень многое дал команде. Кучер всегда переживал за Шахтер, независимо от того, играл или был на скамье запасных. Молодежи нужно брать с него пример с точки зрения профессионализма и лидерских качеств. Нам нужно принять это сложное для нас решение. Александру тоже нелегко, предположим, покидать Украину и ехать в Турцию. Но сегодня нам необходимо понять, что собой представляют Ордец и Кривцов. Мы дадим возможность этим ребятам себя проявить как в плане роста, так и проявления лидерских качеств.

— Срна продлил контракт еще на год. С вашей точки зрения, это признание клубом прекрасной физической формы Дарио или влияния в раздевалке и заслуг перед «Шахтером»?

— Если бы мы говорили о влияние в раздевалке, он бы не всегда играл. Поскольку он постоянно в составе, это говорит прежде всего о спортивной составляющей. Сегодня его физические кондиции позволяют выступать на хорошем уровне. Для тренера в первую очередь важен результат. Играет тот, кто на данный момент сильнее.

— Ракицкий продлил контракт до 2022 года, и сейчас появилась информация из Италии об интересе миланского Интера.

— В Клуб пока какая-либо официальная информация не поступала.

— Правда, что Шахтер оценил Ракицкого в 30 миллионов евро, когда турецкий Фенербахче выходил на клуб с предложением?

— Да, мы оценили его в 30 миллионов.

— Это его реальная стоимость или вежливый отказ Шахтера из-за нежелания расставаться с ключевым защитником?

— Президент Клуба дал четко понять, что мы будем продавать не дорого, а очень и очень дорого.

— Что важнее – экономика клуба с учетом финансового Fair Play или, образно говоря, статус компании, которая продает исключительно дорогой товар?

— Вопрос в том, что нас воспринимают как клуб с очень хорошими футболистами. А они уходят за большие деньги. Это наше реноме в Европе, которое мы поддерживаем. Надеюсь, как президент сказал, так и будет. Все в Европе понимают, что у Шахтера невозможно купить дешево, потому что у нас первоклассные игроки.

— Но есть пример другого клуба, который вообще не продает, считая футболистов уровнем топ, а со временем они остаются и не приносят никакой экономической выгоды.

— Везде нужно принимать решения вовремя – в этом должна быть золотая середина. Если чуть замешкался, момент уходит. Поторопился? Тоже не получится.

— Подводя итоги сезона, невозможно обойти тему стадионов. Два с половиной года домом для «горняков» была Арена Львов, после чего команда переехала на ОСК Металлист. Вы довольны переездом в Харьков?

— На данный момент – да. Даже если сравнивать, на недавнюю игру с Динамо, которая ничего не решала, пришли 12 тысяч болельщиков. Согласитесь, это показатель. Поэтому, считаю, решение по переезду было правильное. Более того, по большому счету мы только начали играть. Посмотрите, что там будем, когда мы привезем в Харьков Лигу Чемпионов. Думаю, это будет дополнительным толчком. При этом мы будем проводить определенную работу с болельщиками, что также добавит людей на трибунах.

— Понимаю, что есть определенная стратегия развития бренда Шахтера в Харькове. На какие результаты планируете выйти и в какие сроки?

— В конце этой недели у нас состоится так называемая стратегическая сессия, на которой основной вопрос будет касаться болельщиков. Департаменты маркетинга и по работе с болельщиками, коммерсанты сделают свои предложения, расскажут свое видение по средней посещаемости. Тогда уже можно будет говорить о каких-то цифрах. Сейчас они готовят эту информацию. Почему ее не было раньше? Мы еще не чувствовали рынка. Полгода мы смотрели, как все происходит. Теперь же на базе определенного опыта они составят план, по которому будем двигаться дальше.

— С точки зрения результата неоднократно приходилось слышать, что Арена Львов была более фартовой. Особенно после неудачи с Сельтой, ничьей с Олимпиком, поражения Черноморцу…

— Да, у футболистов есть такая тема, касающаяся фарта и примет. Но, думаю, мы уже прошли своего рода переломный момент нефартовости стадиона и дальше все будет нормально.

— Ситуация на востоке Украины выглядит далекой от разрешения, плюс история с национализацией Донбасс Арены дает повод говорить, что Шахтер еще нескоро вернется домой…

— Если бы у нас были ответы на эти вопросы, мы были бы гениями. На сегодня ответа нет. Мы хотим вернуться как можно быстрее, и мы в это верим — это две главные составляющие. А когда это произойдет – не знаем. Нужно только ждать. По крайней мере, мы делаем свое дело и пытаемся делать его в тех условиях, в которых живем. А по поводу национализации Донбасс Арены и базы… Если вы отобрали скрипку у человека, а играть на ней не умеете, вопрос: Она вам зачем? Вот примерно такая же история с нашими объектами в Донецке.

— Не рассматривали возможность полного базирования в одном городе? Например, в Харькове. Ведь в свое время вариант с этим городом рассматривался, приезжали службы с инспекцией и остались удовлетворены базой, стадионом, но тогда не было разрешения играть в еврокубках. Сейчас на ОСК Металлист можно принимать международные матчи.

— Вы знаете, жизнь покажет, как говорится, никогда не говори никогда.

— Шахтер, как локомотив украинского футбола, будет продолжать занимать активную позицию по сотрудничеству с ФФУ, Премьер-лигой по вопросам реформ, создавать своего рода давление?

— Шахтер только за то, чтобы руководство Федерации или Премьер-лиги ставило четкие, понятные задачи и выполняла их. А мы со своей стороны готовы им помогать. Знаете, против чего мы? К примеру, выбрали президента Премьер-лиги, а какие цели поставлены и что достигнуто – никто не понимает. Вот этого мы не хотим. Мы хотим, чтобы у президента был четкий и понятный KPI. Это может быть то ли посещаемость, то ли количество заработанных Премьер-лигой денег или нечто другое, что можно было бы пощупать и понять: вот он проработал год, сделал то-то, достиг этого. Тогда не будет никаких вопросов.

— Эти слова можно воспринимать как критику Владимира Генинсона?

— Я сейчас никого не критикую – просто говорю, что нужно менять систему. Болельщики, клубы, которые стоят за Федерацией и Премьер-лигой, должны понимать, каковы четкие цели и задачи руководства этих организаций.

— Вы общаетесь с руководством нашего футбола. Они – Павелко, Генинсон – видят эту проблематику, у них есть модель решения этих проблем?

— Они видят и понимают. Вопрос в том, что они не могут одним щелчком пальца это решить. Это не так просто порой. А в некоторых ситуациях, выстраивая эту систему на европейский лад, ты порой можешь подпилить сук, на котором сидишь. К тому же, чтобы так жестко все поменять, нужна храбрость. Ты идешь в некоторых ситуациях по большому счету ва-банк, но ты уверен в себе настолько, что своей работой ты докажешь всем: ты можешь управлять этой организацией и привести ее к целям, которые перед ней поставлены.

— Недавно вы активно отстаивали позицию по определенному реформированию формата чемпионата Украины, подавали идеи, которые Премьер-лига не полностью воплотила. Как на это реагируете? Ведь вы стараетесь, аргументируете, а тут просто взяли, отклонили – и все.

— Чтобы внедрить те идеи, которые мы предлагали, нужно, повторюсь, иметь мужество. Потому что человек, принявший это решение, может получить много критики. Но в будущем он все равно докажет свою правоту. Когда говорилось, что необходимо внедрить больше игр плей-офф, дабы стимулировать команды, играющие в двух «шестерках», а меня больше беспокоила вторая «шестерка», это был очень важный момент. Более того, тогда вторая «шестерка» была бы не менее интересной, чем первая, если бы были стыковые игры. Говорят, спортивный принцип… Но еще раз повторю: мы не в той ситуации, чтобы говорить о принципах. Мы вообще можем завтра сделать 16 команд, но поймите: это уже будет не профессиональный, а любительский футбол. А мы ведь все хотим показывать себя на евроарене. Многие говорят, что Шахтер играет с Динамо четыре раза, интерес где-то упал… Для нас, как для клуба, который играет с такой командой (а сейчас для нас Динамо — клуб уровня Лиги чемпионов), чем больше будет таких поединков, тем лучше. Для всех.

— То есть вы за то, чтобы таким искусственным путем поменять подход в сторону уменьшения количества и увеличения качества?

— Совершенно верно. У нас другого выхода нет. Посмотрите, кто сейчас будет заходить из Первой лиги? По инфраструктуре и требованиям проходит только Ильичевец. Кто будет в итоге играть, если не подходят вторая и третья команды? Сейчас уже дошли до харьковского Гелиоса. Вроде бы у этого клуба и хорошая инфраструктура, визуально все красиво, но разве это спортивная составляющая? Вот так и получается. Когда я говорю о плей-офф, мне говорят о спортивной составляющей,а когда мы говорим о клубе, который должен войти в ПЛ принципы меняются.

— Ваша позиция: более сильный чемпионат – более сильный клуб?

— Да. Еще раз говорю: пусть клубов будет меньше, но они хотя бы будут держать реноме уровня Премьер-лиги Украины.

— Как вы относитесь к словам, что мы якобы уже достигли дна и хуже уже не будет? Что клубы, которые выйдут, будут подтягивать инфраструктуру и свой уровень к уровню Премьер-лиги.

— Беда в том, что мы еще не достигли дна. Не исключаю, что в будущем у нас окажется уже 10 команд.

— Это предположение или владение какой-то информацией?

— Каждый новый сезон преподносит нам что-то новое. Пропал Металлист, сейчас Днепр находится в непонятной ситуации – все движется к тому, что его тоже не будет. Следующий сезон еще что-то нам даст. Уверяю вас, сюрпризов будет еще очень много.

— На ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы исключить такие сюрпризы?

— Необходима очень грамотная футбольная политика. Порой нужно принять непопулярное решение, но пройти этот сложный период, чтобы затем рвануть вверх. А можно рассказывать всем, что у нас 16 клубов, а потом просто последует провал – всего украинского футбола. Возврата оттуда будем ждать десятки лет. Поэтому здесь нужно уйти от риторики профанации и от рассказов о 16 командах. Их нет! Сегодня нет и двенадцати толком. Через это проходили все страны – и Польша, и Бельгия… Посмотрите, какая у бельгийцев национальная сборная, какие там звезды и за какие суммы их продают. При этом возьмите их клубы: никто не сильнее Шахтера и Динамо. Однако они выстраивают такую систему, что на играх чемпионата Бельгии находится весь европейский скаутский бомонд. Они экспериментировали и применяли различные схемы. Как они это объясняли болельщику – лично я не понимаю. Но они не боялись. Нужно иметь мужество, а не трусость, чтобы принимать те решения, которые кому-то сейчас не понравятся. Люди вообще не любят перемен.

— Кто должен вести эту политику – ФФУ?

— Совместно. Сегодня мы вообще должны быть все вместе: федерация, Премьер-лига и клубы. Мы должны слышать друг друга, а не вставлять палки в колеса. Нужно просто принимать решения и потом нести за них ответственность.

Football.ua

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Опрос

Как решить проблему правого фланга защиты, где есть Срна и Бутко?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...